Tags: психофил

(no subject)

Перестать врать и смириться с тем, что ты уже совершенен.

***

Воркование голубей иногда похоже на секс соседей.

***

Читаю Чехова и тоскую по крупному мокрому снегу, который «лениво кружится около только что зажженных фонарей и тонким пластом ложится на лошадиные спины, плечи, шапки». И извозчик «весь бел, как привидение». «В Москву? — В Москву!»

***

Еще чуть-чуть о буквах: твердые согласные мне кажутся приятнее мягких.

Самый лучший ключ к аскетизму — история сумасбродных влюбленных

«Человек не кинется в снег из-за идеи или тенденции, он не будет голодать во имя отвлеченных, пусть даже самых правильных понятий. Но он перенесет и голод, и холод по совсем другой причине. Он перенесет их, если он влюблен. Когда в самом начале жизни Франциск сказал, что он трубадур, а потом говорил, что служит новой, высшей любви, это была не метафора; он понимал себя гораздо лучше, чем понимают его ученые. Даже в суровейших крайностях аскетизма он оставался трубадуром. Он был влюбленным. Он любил бога и любил людей, что еще реже встречается. <…>

Но святой Франциск любил не человечество, а людей, не христианство, а Христа. Говорите, что он был сумасшедшим; говорите, если вам нравится, что он любил воображаемое лицо — но лицо, не идею! Для современного читателя самый лучший ключ к аскетизму — история сумасбродных влюбленных».
Гилберт Кийт Честертон, «Святой Франциск Ассизский»

Я прочитала это и сразу же поверила. Кажется правдой то, что именно любовь имеет самое сильное влияние на людей и способна вызвать в них желание совершать поступки, которые невлюбленным кажутся непонятным излишеством. То, что для равнодушного — сумасбродство или крайность, для влюбленного — естественные действия и состояние. Поэтому легко представить, что за каждым подвигом и самопожертвованием стоит именно это чувство, а аскет — это, прежде всего, страстно любящий человек.